Доступные файлы

Нет загруженных файлов

Р-ВД Тема начата участником Р-ВД, дата создания: 02.05.2015 20:37

 

Мы часто говорим, что главным врагом русских в украинском кризисе (равно как и во множестве других) являются США. Это верно, но лишь отчасти. Государство США и его администрация - действительно противник России, однако они не самостоятельны в своих стратегических решениях. Ключевую роль играют те, кто находятся за, а точнее над публичными политиками. Это транснациональные элиты. Их американский сегмент чрезвычайно влиятелен, однако и он давно уже использует США как инструмент для своих глобальных целей. Американское руководство, т.е. люди типа президента Обамы и т.п. - по сути технические исполнители, выдвинутые реальными правителями. Проводя аналогию, американское государство это "армия" противника, вашингтонское правительство - её "штаб", а их "политическое руководство" - уже совсем другие силы.

Эти силы можно поделить на три категории.

1. Финансовая верхушка (Финансовый интернационал).
Это смешанные, еврейско-англосаксонские круги, владеющие крупнейшими банками и Федеральной резервной системой США. Выражают интересы крупного капитала типа Рокфеллеров или Варбургов. Не секрет, что именно эти малозаметные широкому зрителю деятели распоряжаются долларом и, в общем-то, являются реальными творцам финансовой политики Вашингтона, а также зачинателями крупнейших финансовых кризисов. Интересы банковского капитала вошли в противоречие с интересами изначальной элиты США с самого момента основания американского государства. Борьба президентов с банками, начавшаяся ещё при Дж. Вашингтоне, несмотря на отдельные успехи Белого дома, например при президенте Эндрю Джексоне, закончилась победой финансистов и созданием в 1913 году ФРС. С тех пор финансовые круги со всё большим успехом паразитируют на мощной американской экономике.

2. Корпоративные круги (корпоратократия).
Тут есть две категории и своя иерархия, на манер средневекового дворянства. Есть "старые" элиты и "новички". Новички типа Microsoft или Google не имеют определяющего политического влияния. Хотя пытаются конвертировать в него свои экономические успехи, войдя, тем самым, в круг избранных, каковыми являются старые корпоративные круги. Это, к примеру, нефтяные гиганты типа Exxon Mobil или Chevron - внучки рокфеллеровской Standard Oil. Корпорации начали накапливать свои капиталы ещё в годы американской индустриализации, развернувшей после Гражданской войны 1861-1865 годов. В последней трети 19 века они вышли на авансцену. А в течение первых двух третей 20 века корпоратократия множилась и расширялась, планомерно подминая под себя политическую и финансовую систему страны. Абсолютное большинство политиков из обеих ключевых партий - ставленники и выдвиженцы деловых кругов.

3. Родовая аристократия.
Эти люди по сути и создали Америку, задумав её как эксперимент в своих закрытых ложах и клубах. Они правили Штатами с конца 18 до второй половины 19 веков. В 20 веке их серьёзно потеснила другая "аристократия" - рыночная. Однако значительной части "природных" аристократов удалось остаться на плаву, встроиться в мир корпораций и продолжить играть видную роль в политике. Например, семейство Бушей, которые после Второй мировой переехали в Техас из своего родного Коннектикута и вложились в нефтяной бизнес. Другие видные семейства - Адамсы, Бьюкенены, Рузвельты, Форбсы (родня Джона Керри) и т.д. Ядро аристократов - потомки тех, кто приплыл на Мэйфлауэре в 1620 году. Это американская "голубая кровь", в настоящий момент уступающая по влиянию старой корпоратократии и финансовым кругам, но зачастую находящаяся в тесном союзе с ними.

Эта же схема "финансисты - корпорации - аристократия" применима и для континентальной Европы, и для Британии. С той лишь разницей, что элиты континентальной Европы гораздо древней, но при этом куда менее влиятельны в мире, ввиду поражения в двух мировых войнах. А элита Британии, тоже во Второй мировой американцам проигравшая, по-прежнему сильна в финансовом секторе. Кстати Лондонский Сити имеет большее, по сравнению с Уолл-Стрит, влияние на российскую олигархию: четверть капиталов наших нуворишей (больше, чем где бы то ни было) находится именно там.

Британская финансовая элита, традиционно связываемая с кланом Ротшильдов, есть главный конкурент американского сегмента западных элит. Но у них нет своего "ударного авианосца", каковым является государство США, поэтому они выкручиваются как могут, вкладываясь то в Китай, то в Европу, то в Демократическую партию США. Последнюю они облюбовали ещё до Гражданской войны. С тех пор демократы из консерваторов превратились в либералов, а из партии Юга стали партией обоих Побережий, но одно осталось неизменным - сильная связь с британским транснациональным капиталом. Республиканцы ближе к "своим", американским компаниям. Это консерваторы и "патриоты", которые по сути своей являются такими же глобалистами, просто стремятся, чтобы пресловутый "Новый Мировой Порядок" строился вокруг американских элит, (демократы согласны на более коллегиальную основу).

Между двумя партиями есть серьёзные внешнеполитические разногласия (например по судьбе Израиля и Ближнего Востока), причина которых - разногласия их хозяев. Поэтому если вам говорят, что США где-то потеряли союзников (например в Египте, Ираке или Грузии), то всегда есть вероятность, что это просто работает другая часть их элиты. Скажем, нынешний Белый Дом и Пентагон часто отстаивают разные позиции (а лобби американского ВПК - серьёзный игрок).
Однако в действительно стратегических вопросах разногласия уходят на второй план, а большинство администраций ищут более-менее компромиссную позицию.
При этом ни исполнительная власть, ни Конгресс не являются настоящими творцами американской внешней политики. Они - всего лишь исполнители. И почти всегда крупные деятели администраций связаны с корпоративными кругами. Так, например, многие члены бушевского правительства, развязавшего нефтяную войну в Ираке, в тот или иной период своей жизни заседали в советах директоров американских военных и нефтяных компаний.

Поэтому, в целом, национальные интересы США это абстракция, придуманная для развода наивных американских избирателей. Никаких интересов в трате огромных средств на оборону для страны, которой по большому счёту не угрожает никакое нападение, или в передаче национальной валюты в руки мутной конторы ФРС, у США как государства нет. Однако американцы позволили наднациональным элитам оседлать себя. Им перепадает некоторый кусок пирога с налогов и от разграбления других стран, но, в общем и целом, их собственное государство превратилось в течение 20 века в инструмент в руках финансово-корпоративных элит. Без которого, впрочем, этим элитам будет гораздо трудней управлять миром. Однако именно наднациональные круги, включая их пока ещё лидирующий американский сегмент, и есть наш главный враг, равно как и враг любой здоровой национальной государственности.

Михаил Алхименков. Проект 2024.

Ответов
Вы должны быть участником этой папки, чтобы иметь возможность общения в ней