Меньше чем через месяц после подписания Беловежских соглашений, 24 декабря 1991 года, Российская Федерация стала членом Совета Безопасности ООН. Сейчас это выглядит логично и закономерно, но ровно 25 лет назад вопрос о международном статусе России был весьма дискуссионным. Почему международное сообщество всё-таки пошло навстречу Российской Федерации и признало её правопреемницей СССР — в материале RT.

Законная наследница: как Россия заняла место СССР в Совбезе ООН

Магическое слово «продолжатель»

24 декабря 1991 года Россия официально заняла место СССР в Совете Безопасности ООН. Сложно представить, но этого могло и не произойти. С юридической точки зрения то, что Российская Федерация должна наследовать все международные договоры СССР, не было очевидно. Почему именно она, а не другая республика бывшего Советского Союза? Почему Россия вообще должна занимать место СССР, а не считаться новым государством? Этими вопросами задавались члены ООН и юристы Международного суда.

Вполне понятно, почему России было принципиально важно наследовать постоянное членство в Совбезе ООН после распада СССР: ведь это место в пятёрке сильнейших и влиятельнейших стран мира наряду с США, Великобританией, Францией и КНР. В случае неудачи для нового государства стало бы проблемой не только попасть в Совет Безопасности, но даже получить простое членство в ООН.


8 декабря 1991 года неподалёку от белорусско-польской границы, в Беловежской Пуще, главы России, Украины и Белоруссии поставили точку...

Юлий Воронцов, который в 1990—1994 годах был постоянным представителем СССР, а затем России в ООН и в Совбезе ООН, рассказывал, что на принятие решения в пользу России отчасти повлияло слово «продолжатель», которое президент Борис Ельцин вставил в послание Генеральному секретарю Организации.

«Продолжались разговоры о том, что место СССР в Совете Безопасности должно отойти какой-нибудь другой стране. Некоторые прямо намекали на то, что оно отойдёт Японии или Германии, а Россия не является постоянным членом. И здесь пришлось поработать, конечно, со всеми. У нас неплохо получилось сотрудничество с ведущими западными странами, и в первую очередь с Соединёнными Штатами. Американские юристы подсказали нам очень хороший юридический вариант, по которому споры насчёт того, что принадлежит Российской Федерации, а что — нет, стали беспредметными. Они предложили, чтобы в нашем заявлении о перемене названия страны, как мы говорили в то время, было указано, что Российская Федерация является продолжателем Советского Союза», — вспоминал Воронцов.

Страна-продолжатель автоматически получала все права и обязанности предшественника, потому что юридически являлась тем же самым объектом международного права. Признание России продолжателем СССР превращало процедуру в ООН из большой геополитической проблемы в простую смену таблички. Но одного слова Ельцина для этого признания было, конечно, недостаточно.

Легитимность с подачи республик 

Вопрос о международном статусе России фактически решился 21 декабря 1991 года в Алма-Ате, где государства — участники СНГ документально подтвердили своё желание видеть Российскую Федерацию продолжателем СССР, а себя — полноправными членами ООН. Учитывая эту позицию, Международный суд решил оставить урегулирование вопроса на совести Организации, и ведущие страны мира решили его в пользу России.

Появление России в Совбезе ООН было справедливым. «Кто, кроме России, мог бы на территории бывшего Советского Союза нас заменить? РСФСР — это была республика, вокруг которой СССР был построен. Это была ключевая земля, как сказали бы англичане, heartland. Когда СССР распался, она осталась самой крупной республикой с самым большим населением, с самой сильной экономикой, и, опять же, это была та республика, которая лежала в начале всего», — сказал RT историк Клим Жуков.

По воспоминаниям Юлия Воронцова, отказ от довольно жёсткой идеологии Советского Союза и смена позиции на «общечеловеческую» стали важным фактором в принятии решений, особенно в Совете Безопасности ООН. «Конфронтация отошла в прошлое. Ненужная конфронтация, когда мы как быки упирались рогами друг в друга и не делали нужное дело. Пришло время сотрудничества. Вот это сотрудничество начало проявляться в первую очередь в Совете Безопасности. Всякие вето отошли на задний план. Не вето были важны, а согласование позиций и договорённость по тем или иным решениям. Конечно, работа пошла лучше и, я вам скажу, в большем соответствии с Уставом ООН», — уверял экс-дипломат.

25 лет спустя

Разумеется, подтверждение статуса великой державы стало для России очень значимой победой на международной арене. Вместе с тем распад Советского Союза стал объективным потрясением и для РФ, и для большинства бывших союзных республик. Неслучайно память о мощи и достижениях СССР жива и четверть века спустя. Более того, несмотря на то что и в Союзе было немало проблем, в обществе витает идея его возрождения в том или ином формате. Так, Михаил Горбачёв недавно заявил, что верит в возможность организации аналогичного объединения на добровольных началах и даже в прежних границах.

Состоится ли такое объединение и если да, то на основе какой идеологии — покажет будущее. «Как идея — да, это объединение вполне разумно. Как нечто практически применимое на данный момент — вряд ли,— прокомментировал RT Клим Жуков. — Я не могу усмотреть ничего предосудительного или невозможного в том, чтобы декларировать эту идею, но методов её реализации сейчас не вижу».

В рамках спецпроекта «25 лет со дня распада СССР» RT рассказывает о событиях тех лет. Каждый день переходного периода, которым закончилось существование Советского Союза, — в интерактивной исторической справке.

 

Юлия Попова

 

Комментарии |
  • ***

Добавить комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0 Ограничение символов
Размер текста должен быть больше 3 символов